Кому выгодны протестные экологические акции?

Вероятно, вы тоже это заметили: в последние годы всевозможные экологические протесты растут и множатся, как грибы после дождя. Это у нас вдруг, в одночасье, все так с экологией стало плохо? Группа известных российских политологов – Сергей Михеев, Игорь Рябов, Максим Жаров – подготовили экспертный доклад «Экозащита или эконопадение: политические экологи в России и мире». Специалисты изучили самые крупные экологические протесты последнего времени, как они развивались и кто за ними стоит. Для экспертов очевидно: большинство таких акций режиссируются извне, а обычные люди используются в качестве тарана, с помощью которого на местах устраняются экономические и политические конкуренты.

Есть одна красноречивая цифра. Министерство юстиции РФ составляет реестр так называемых некоммерческих организаций – иностранных агентов (получающих финансирование из-за рубежа). 29 из 150 внесенных в этот список организаций - экологические.

Что происходит в глобальном смысле, объясняет политолог Сергей Михеев:

- Перед Россией сейчас стоят серьезные задачи по росту производства и созданию новых рабочих мест. Но как только возникает вопрос о строительстве в том или ином регионе крупного промышленного объекта, с самыми современными технологиями, прошедшего все согласования на стадии проекта, немедленно появляются «профессиональные экологи». И начинается протест. Обычным гражданам морочат голову, их используют как таран. Разумеется, когда человеку говорят, мол, «тебя и твоих детей хотят отравить», он готов идти протестовать против кого угодно. Какой должна быть цель таких протестов? Найти компромисс между развитием экономики и охраной качества жизни людей. Но наше экологическое движение пошло по радикальному пути: закрыть, прекратить, а дальше хоть трава не расти. Политическим экологам все равно, как это подействует на экономику региона.

Эксперты составили список крупных экологических протестов, где явно применяются одни и те же технологии. На этой карте шесть точек. В Калининградской области «экологи» выступают против строительства российского участка газопровода «Северный поток-2». В Асбесте Свердловской области блокируют строительство завода сурьмяных концентратов. В Воронежской области - не хотят, чтобы осваивались Еланское и Елкинское месторождения медно-никелевой руды (это проект Уральской горно-металлургической компании). В Челябинской области «активисты» протестуют против строительства Томинского горно-обогатительного комбината. В Новороссийске и Геленджике – против нефтеразведочных работ «Роснефти» в южной и западной частях Черного моря. На Кузбассе - против открытия новых угольных разрезов.

Каждый из этих проектов - тысячи рабочих мест, которые будут созданы для местных жителей не только напрямую на производствах, но и в смежных отраслях. Миллиарды рублей в региональные бюджеты в виде налогов.

Каков итог протестов? По словам экспертов в 2009-2017 годах из-за «политических экологов» были завернуты 47 промышленных объектов, в которые бизнес был готов инвестировать миллиарды долларов.

Самое интересное - откуда растут ноги таких акций. В качестве примера можно привести протесты против освоения месторождений медно-никелевой руды в Воронежской области. Возглавивший экодвижение «В защиту Хопра» Константин Рубахин оказался сыном предпринимателя, который в разные годы имел свои крупные интересы в металлургии. Сам Рубахин-младший какое-то время был помощником экс-депутата Госдумы Ильи Пономарева (который сбежал в Киев), участвовал в пиар-кампании «белоленточных» митингов, а потом благополучно эмигрировал в Прибалтику.

- «Зеленые провокаторы» получают из-за рубежа деньги за раскачивание ситуации, - уверена зампредседателя Комитета Совета Федерации РФ по аграрно-производственной политике и природопользованию Ирина Гехт.

По словам политолога Игоря Рябова, феномен «глобальной экологической деятельности» когда-то появился именно в Штатах - как стратегия войны с экономическими и политическими конкурентами под видом благородной борьбы за охрану окружающей среды.

- А вот в Европе - более конструктивный диалог между экозащитниками и промышленниками, - говорит эксперт.

- Общий вывод нашего доклада - надо искать компромиссы. Через дискуссии, открытые площадки, - объясняет политолог Михеев.

Но компромиссы и переговоры, похоже, профессиональным экологам не нужны. У них другие задачи?

 

КСТАТИ

По словам экспертов, многие экологические протесты продвигаются в соцсетях через откровенное передергивание информации, публикацию фейков, которые чаще всего не имеют никакого отношения к текущим событиям. В Совфеде сейчас рассматривают законопроект, который предусматривает за публикацию фейков серьезные штрафы от 50 до 100 тысяч рублей.

КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА (Рязань)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Текстовые смайлики будут заменены графическими.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
17 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.