"Качество нашей жизни" в Воронеже

Дегтярев Николай Михайлович

Дегтярев Николай Михайлович, к.т.н., член Общественной палаты Воронежской области, руководитель общественного движения "Качество нашей жизни"
(www.качество-нашей--жизни.рф)

За время своего существования Воронежское региональное общественное движение в защиту прав потребителей "Качество нашей жизни" сумело закрыть несколько предприятий, выпускавших некачественную продукцию, заручилось поддержкой властных структур разного уровня, отвечающих за здоровье и качество жизни жителей области и выстроило систему общественного воздействия на нарушителей, которая порой оказывается такой же действенной, как решение суда. Как этого удалось добиться, об этом рассказывает создатель и руководитель движения Николай Михайлович Дегтярев.

 

Николай Михайлович, расскажите, пожалуйста, о своей организации.

Организация была создана в 2006 году по моей инициативе и моем непосредственном участии. Мы часто бываем недовольны качеством того, что покупаем в магазинах, и чаще всего дальше выражения этого недовольства дело не идет. Предпринимать какие-то меры по противодействию этим нарушениям люди не хотят. Поэтому 13 лет назад я создал Воронежское региональное общественное движение в защиту прав потребителей "Качество нашей жизни". Мы все стали замечать, что качество продуктов питания в наших магазинах все хуже и хуже. Тогда вместе со специалистами, учеными вузов, технологами мы решили, что не надо сидеть, сложа руки, а заниматься проблемой, воздействовать, влиять на недобросовестных производителей. Так появилась наша организация, к которой позже присоединились преподаватели и студенты наших вузов: технологического, сельскохозяйственного, медицинского, государственного университета, филиала Плехановской академии в Воронеже. Мы работаем, руководствуясь принципом: купил некачественную буханку хлеба, не выбрасывай ее просто, добейся, чтобы такой хлеб больше не оказался на прилавке.

 

А с чего Вы начали в 2006 году?

Начали с проведения потребительских конференций: собирали людей, приглашали СМИ, наши специалисты показывали и рассказывали, каким требованиям должна соответствовать качественная продукция, и как выглядит бракованный продукт.

 

Эта инициатива вызвала интерес у потребителя?

Очень большой! Мы объявили номер телефона горячей линии, которую проводили совместно с Общественной палатой и Торгово-промышленной палатой, в итоге были вынуждены телефон выключить, потому что звонков было так много, что не успевали на них реагировать! Все наши сотрудники — волонтеры, около 1000 человек, но они все добровольцы.

 

Как организована работа организации? В чем она заключается?

Мы проводим мониторинг продуктов питания в магазинах Воронежа, принимаем жалобы потребителей. Делаем закупки продуктов и исследуем их в лаборатории, результаты доводим до сведения изготовителей, федеральных, региональных и муниципалных органов власти и, самое главное, через СМИ доводим до сведения населения. Наши проверки вскрывают вопиющие факты: мы выявили несколько фантомных производителей (когда на упаковке указан адрес производителя, а по указанному адресу такой компании нет). Уличили в производстве фальсификата производителей из других регионов, закрыли несколько предприятий-нарушителей в Воронежской области. И самое главное — мы создали систему общественного воздействия, в наших мероприятиях принимают участие департаменты здравоохранения, образования, сельского хозяйства, соцзащиты. Мы объединили усилия общественных организаций и власти в борьбе за улучшение качества жизни.

 

Это получается далеко не у всех, как вам удалось создать действенную систему?

Это зависит от активности людей, которые составляют рабочий "костяк" организации. У нас в него входят профессора, кандидаты технических наук, те, кто болеют за качество нашей жизни.

 

Вы стали влиятельной организацией, как это вам удалось сделать?

Нам удалось убедить власть в том, что она должна участвовать в этом деле. И очень важный момент: мы оперативно и широко информируем население о результатах нашей работы.

 

Власти пошли на сотрудничество, понимая, что будет огласка?

Нет, представители власти пошли на сотрудничество, понимая, что дело наше благое. Не все чиновники такие черствые. Они же тоже питаются и покупают продукты в тех же магазинах. У нас был момент, когда мы подали в суд на бездействие Роспотребнадзора. Активная позиция нашей организации демонстрирует наши честные намерения навести порядок на рынке, и это заставляет наших партнеров во власти становиться нашими соратниками.

 

Вы проводите плановые проверки прилавков магазинов?

Нет, мы планово проводим общественные смотры продуктов питания из наших магазинов. Пример: мы проводили общественный смотр и поднимали проблему продажи энергетических напитков вблизи школ. Проблема была острой, потому что в рецептуре этой продукции были и спирт, и другие ингредиенты, которые вредны здоровью школьника.

 

Вы сказали, что приходилось подавать в суд на региональное подразделение Роспотребнадзора. А сегодня какие у вас взаимоотношения с этим ведомством?

Деловые. Мы выявляем нарушения, отправляем документы, которые эти нарушения фиксируют, они проводят проверку по этой информации и принимают меры по наказанию нарушителя. Совместными усилиями нам удалось удалить из ассортимента воронежских магазинов некачественную продукцию, наши сигналы воспринимаются как руководство к действию. Конечно, не все гладко. Часто бывает, что продукции, в которой мы нашли нарушения, уже нет в продаже, бывает, что и совместными усилиями ничего не можем сделать.

 

Какие у вас взаимоотношения с лабораторией, в которой проводите испытания закупленных продуктов. Есть подозрения в ее ангажированности? Нет ли необходимости проводить эти анализы в лаборатории другого региона, чтобы обеспечить их достоверность?

Мы уверены в том, что лаборатории, с которыми мы работаем, неангажрованные, к тому же мы предоставляем на исследование обезличенную продукцию. И конечно, проводим испытания в других городах: в Липецке, в Белгороде, в Брянске.

 

Есть ли у вас судебная практика? В некоторых регионах ваши коллеги судятся регулярно и более того, своим подходом к делу убедили суды становиться на свою сторону. Они выигрывают суды.

Участие в судебных процессах занимает много времени и отнимает много сил, поэтому мы по этому пути не пошли. Мы действуем через Роспотребнадзор, Россельхознадзор, СМИ. У нас самый действенный механизм – это огласка фактов нарушений недобросовестного производителя.

 

А на вас в суд производители не подавали?

Нам угрожали и даже были угрозы физической расправы, но это ушло в прошлое. Сейчас нам удается либо убедить предприятие ликвидировать недостатки, либо закрыть его.

 

В чем при контроле за качеством продуктов питания испытываете сложности?

Предприятие-нарушитель выпускает продукт, который по нашим данным не может продаваться на рынке из-за низкого качества. Добиваемся, чтобы этот товар предприятие перестало выпускать. Через какое-то время оно начинает выпускать этот продукт под другим названием. Вот это реальная проблема. Такие предприятия есть в Саратовской области, в Подмосковье, в Поволжье, на Кавказе. Их не много, но они есть, и справиться с ними пока не можем.

 

Сейчас общая проблема продуктов питания – это массовая фальсификация, а какая проблема перед вами стояла в 2006 году?

Тогда не было методик! Мы не знали, как исследовать продукты питания, которые вызывают сомнение. Сегодня с этим проще. Что касается фальсификации, то она была и тогда. Единственное, чего удалось добиться, сейчас реже встречаются случаи обнаружения фантомных производств – то есть предприятий, которых нет по указанному на этикетке адресу. Для обнаружения таких фантомов привлекаем местные власти, налоговую, телевидение, которое обнаруживает, например, что по адресу есть только вывеска, а производства нет! Вот тогда поставки такого товара обычно прекращаются.

 

Как вы выстроили отношения со СМИ?

У нас рабочие отношения с несколькими интернет-изданиями. Создали свой сайт. Есть СМИ, которые просят деньги за публикацию нашей информации, но у нас денег нет, мы – общественники, волонтеры. Нельзя сказать, что у нас все идеально с публикациями результатов нашей работы, но если проанализировать, сколько публикаций с 2006 года мы инициировали, получится большая цифра.

 

В чем Вы видите смысл и перспективы сотрудничества с РИПИ?

РИПИ позволяет нам проводить исследования, которые мы в наших условиях провести не можем! Речь идет о лабораториях, методиках и т. д. Для нас еще важен факт публикации исследований о продуктах питания, которые продаются в наших магазинах, от имени РИПИ. Это придает и больший вес, и большую огласку результатам.

 

Беседовала Елена Пустыгина

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Текстовые смайлики будут заменены графическими.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
1 + 5 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.