Любовь Потемкина: "Система защиты прав потребителей распалась"

Любовь Ивановна Потемкина — председатель регионального отделения Союза потребителей РФ города Костромы. В движении по защите прав потребителей – с самого его зарождения. У нее есть свой взгляд на ситуацию, которая сложилась в стране на потребительском рынке, она видит, как ситуация с защитой прав потребителей в стране изменилась, и, увы, не в лучшую сторону. Ее взгляд ценен тем, что это взгляд изнутри, из глубинки России, которая собственно и есть сама Россия.

 

Как давно существует Костромское отделение Союза потребителей РФ, как оно возникло, чем занималось и чем занимается сегодня?

Мы работаем с 1995 года, и все эти годы я являюсь председателем этого общества. Начинали работать в подвальном помещении с одним столом и 4-мя стульями, было 10 сотрудников, потом начали привлекать студентов, пенсионеров, которые были квалифицированными специалистами в разных областях. Кто-то работал на севере, кто-то много лет отдал работе на Байконуре, и для них эта работа была способом почувствовать себя востребованным. Для них не составляло труда сделать сложные строительные, технические экспертизы. Активно работали с Костромским антимонопольным управлением и с государственным технологическим университетом. Студенты 3-4 курсов приходили к нам вечером и работали на приеме граждан. Для студентов это была хорошая практика.

 

Получается, вы сами могли делать довольно сложные и дорогостоящие экспертизы?

Вначале мы предполагали, что для проведения экспертизы мы будем сотрудничать с Торгово-промышленной палатой. Но сотрудничества не получилось, потому что в Уставе палаты значилось, что она защищает интересы предпринимателей, а не потребителей. Тогда пришло понимание, что имея хороших специалистов в различных сферах, на основании статьи 45 Закона «О защите прав потребителей», мы и сами можем проводить экспертизы, чем и занялись. Делали экспертизу технически сложных товаров, обуви. Все эти годы хорошо сотрудничали с МБУ «Городская служба контроля качества потребительских товаров и услуг». Ее возглавляет Баранова Маргарита Леонидовна. Совместно с ними для «Спроса» проводили испытания по молочной продукции, исследовали мед, кофе.

 

В 1995 году какие проблемы были на потребительском рынке, с чем к вам обращались люди, и как ситуация изменилась сегодня?

Тогда, в стране была СИСТЕМА защиты прав потребителей. В каждом муниципалитете был отдел по защите прав потребителей, были общественные организации, было антимонопольное управление, которое занималось этими вопросами. Федеральная структура, муниципалитет, общественники — на этих трех столпах держалась система защиты прав потребителей, а Закон был довольно сложный и суровый для всех предпринимателей. Вот когда предприниматели впервые почувствовали ответственность за некачественные товары и услуги. После Административной реформы и создания Роспотребнадзора была разрушена эта СИСТЕМА. Распались общества защиты прав потребителей, на всю страну их осталось, не больше двух десятков, а в 90-ые годы количество насчитывалось более 80-ти! Сегодня отсутствует муниципальная защита, потому что в большинстве муниципалитетов ликвидированы отделы по защите прав потребителей. В администрациях нет людей, которые примут человека с жалобой на качество товара или услуги! Сегодня нет качественной защиты людей, пострадавших от финансовых мошенничеств. Сегодня невозможно по горячим следам призвать к ответственности производителя некачественной продукции: для проверки необходимо разрешение прокуратуры! Сегодня потребитель в маленьком городе никак не защищен от произвола недобросовестных производителей. Действительность такова: потребитель выживает самостоятельно. Потребительское движение настолько слабо, что его голос практически не слышен. Ликвидировав отделы в муниципалитетах, мы практически сдали первую линию защиты потребителей. А как чиновники Роспотребнадзора работают, мы с вами знаем.

 

А как вы работаете в такой ситуации, что предпринимаете? Есть ли смысл в вашей работе, если вокруг такая «безнадега»?

За эти годы, благодаря журналу «Спрос», который был для нас основным источником просвещения и образования, мы научили многих потребителей, как покупать товар. Сегодня все телевизионные программы на тему качества товаров выросли из журнала «Спрос». В свое время КонфОП проводил учебу для региональных обществ защиты прав потребителей в Москве. Семинары для нас проводили Александр Аузан и Диана Сорк – люди известные в среде защитников прав потребителей. Лучшие правозащитники и юристы страны учили нас, как владеть законом. И судебная система была такова, что если нарушаются права потребителя, мы знали, что Закон работает и потребитель защищен. Сегодня большинство дел по защите потребителей проигрываются! Судьи не жалуют представителей обществ в качестве защитников нарушенных прав граждан-потребителей. И даже если потребителю удается отстоять свое право, то получить с ответчика деньги практически невозможно. Слабо работает институт исполнительного производства. Например, простые дела по покупке некачественного мобильного телефона длятся годами. Потребителю экономически невыгодно обращаться в суды. Я считаю, что государство делает все, чтобы обществ по защите прав потребителей просто не было.

 

А как Вы оцениваете состояние рынка с точки зрения соблюдения прав потребителей 20 лет назад и сегодня?

Если тогда товаров было немного, и они все-таки были качественные, то сегодня рынок на 70-80% заполнен контрафактом, фальсификатом, контрабандой. Потребителю невозможно самому без специальных познаний определить, насколько качественный товар он приобрел. Пример с проверкой красной икры, который делал для нас РИПИ подтверждает это: обнаружилось в итоге, что икра оказалась контрафактом! К сожалению, большая часть производителей добавляют и пальмовое масло. Массовая картина, когда просто мошенническим образом подделывается продукция хорошего производителя. С экранов телевизоров каждый день нам показывают «ужастики» о том, что мы пьем и едим. А положительные примеры (на региональном уровне), как житель, например, костромской области, выиграл дело против «Эльдорадо», управляющей компании и т. п., к сожалению, замалчиваются прессой.

С 90-х и до 2015 года для студентов костромских вузов мы вели специальный курс — «Конкурентное и потребительское право и политика». И ребята могли самостоятельно решить проблемы с защитой своих прав как потребителей, как в досудебном так и в судебном порядке. Проблема потребительского образования стала ПРОБЛЕМОЙ всей страны. Жители Костромы, купив некачественный товар, просто не знают, куда обращаться. Обществ потребителей практически нет, кругом есть юридические фирмы, которые за деньги предлагают свои услуги по защите прав потребителей – от 7 000 рублей исковое заявление, это при том, что наши пенсионеры получают пенсию в размере прожиточного минимума. И в Роспотребнадзор не находишься. Туда приходишь, как в ФСБ. Охранник никого дальше своей будки не пускает, тут же у него вы пишете заявление. И полная неизвестность потом. Да, у них есть 2 часа в приемный день. А если человек купил некачественный продукт питания в понедельник, а приемный день в среду или четверг? Что делать потребителю? Ждать? Если в 1995 году жалобы потребителей были в основном на продукты питания, то сегодня общественник должен обладать недюжинными знаниями во всех областях. Поэтому идет детализация. Защита прав пациентов, финансовых услуг, ЖКХ, туризма, потребителей продуктов питания и сложно-бытовой техники.

 

А вы пытались наладить сотрудничество с Роспотренадзором?

С момента создания Роспотребнадзора мы пытались выстроить рабочие отношения, но руководству Костромского управления это не нужно. И насколько я знаю, такая ситуация в большинстве регионов. Есть отдельные территории, где это сотрудничество налажено, но оно строится на личных отношениях руководителя общественной организации и местного подразделения Роспотренадзора. Чиновники этого ведомства считают, что общественные организации – это люди, которые ничего не понимают, и ни в чем не разбираются. Это не так! Например, в нашей организации все сотрудники с 1996 года получили второе высшее юридическое образование. Ты не можешь работать в обществе защиты прав потребителей, если ты не юрист или не профессиональный эксперт. До Административной реформы каждый год на стол Президента ложился Государственный доклад по ситуации на потребительском рынке в стране, где учитывалась ВСЯ информация и из государственных органов, и из муниципалитетов, и от общественных организаций. Плюс судебная практика. И картина была полной и правдивой, то сегодня Госдоклад превратился в отчет о работе Роспотребнадзора, а истинное положение в стране не знает никто.

 

А как вы решаете вопрос в ситуации, когда есть некачественный товар, и нужно дальше с ним что-то делать, если с Роспотребнадзором контакта нет?

Мы консультируем потребителя. Помогаем написать претензию. Предъявить ее продавцу или недобросовестному исполнителю. И только если ему отказывают, тогда мы подключаемся. Невозможно решать проблемы за каждого потребителя! Раньше мы это делали, но быстро увидели, что потребитель становится трутнем и ждет, когда мы за него все сделаем. Так же готовим исковые заявления и проводим независимую экспертизу. Защищаем потребителя в судах.

 

А сами вы проводите рейды по проверке качества товаров?

Нет, мы сразу решили, что не будем делать проверки, потому что для иных «общественников» эта практика позволяла заниматься вымогательством: «общественник» подвергал сомнению качество товара и вместо того, чтобы действительно проверить его, не отказывался от предложенных продавцом денег – чтобы «замять историю». Я знаю, коллеги в других регионах проводят такие проверки. Но считаю, что для подобных мероприятий есть государевы органы в огромном количестве. Для контроля и надзора. Не будем им мешать.

 

Приходилось ли вам сталкиваться с ангажированностью лабораторий, что вы знаете и думаете по этому поводу?

В Костроме мы всегда сотрудничаем с одной лабораторией – «Городской службой контроля качества потребительских товаров и услуг», и у нас не было сомнений в ее порядочности. Что касается других лабораторий города, наверное, давление на них есть, особенно когда речь идет о продукции известного местного предприятия. В этом смысле меня смущают отдельные конкурсы для производителей, которые проводятся в Костроме. Пример – «100 лучших товаров России». Сегодня этот знак можно получить, заплатив определенную сумму.

 

У Вас довольно жесткая позиция по отношению к тому, что происходит в сфере защиты прав потребителей и на федеральном, и на региональном уровне. Тем не менее, есть ли у вас взаимодействие с местной властью?

Лет пять назад мы были членами координационного совета при администрации Костромской области по этим вопросам, но в 2017 году, когда эти структуры обновились, нас в его состав не включили. Власть старается с нами не сотрудничать, потому что когда мы приходим в какую-то компанию по жалобе, вдруг оказывается, что она аффилирована то ли с мэрией, то ли с каким-то сотрудником администрации области и т. п. Мы живем в маленьком провинциальном городе, где скрыть что-то очень сложно. Мы не карманная организация и заставить нас пойти на сделку, невозможно. За 25 лет работы мы не смогли заработать себе на небольшое помещение. Мы не коммерческая организация. Как мы можем брать с бабушки, с многодетной матери, со студента 1000 рублей за составление претензий, если знаем их уровень дохода? При этом нам надо оплатить аренду помещения – 20 тыс. руб, заплатить бухгалтеру, эксперту, оплатить коммунальные расходы и телефонную связь. Часто юристы от нас уходят и, имея хороший опыт защиты прав потребителей, защищают интересы бизнеса или уходят на вольные хлеба.

 

Ваши сотрудники — это убежденные добровольцы?

Да, это добровольцы, энтузиасты, которые к нам пришли давно. Но у них есть основная работа: кто-то преподаватель, кто-то менеджер или домработница. Появляется все больше помощников-волонтеров, которым помогли мы, теперь они помогают другим. К тому же, люди стали меньше обращаться, они находят необходимую информацию в интернете, есть возможность получить какую-то консультацию по телефону.

 

Ваша организация — партнер РИПИ, в чем для вас смысл этого партнерства, какие задачи вашей организации оно помогает вам решать?

Партнерство с РИПИ позволяет всю информацию, которую мы получаем, после проведения соответствующих экспертиз распространять через социальные сети, местные СМИ. Она всегда объективна и соответствует действительности. Очень сложно небольшой организации проводить свою экспертизу. За информацию о ее результатах нередко СМИ просят большие деньги. А когда это делает РИПИ, это совсем другое дело. Получая от Института данные из других регионов, мы сразу видим масштаб проблем и понимание, как надо их устранять. Сегодня РИПИ — единственный инструмент для независимой потребительской экспертизы. И его надо поддерживать и развивать.

 

Беседовала Елена Пустыгина

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Текстовые смайлики будут заменены графическими.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
8 + 6 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.